Десантники в Сталинграде. Часть 2

Ср, 09/23/2015 - 19:20

Смотр частей 8-й ВДБр 4-го ВДК. Февраль-март 1942 г.

Центр города Сталинграда, 2 февраля 1943 года

Контрнаступление советских войск под Сталинградом 19-30 ноября 1942 г.

Группа руководителей, получившая известность в оборонительных боях за Сталинград (справа налево): Н. С. Хрущев, А. И. Родимцев, М. С. Шумилов, В. И. Чуйков, К. А. Гуров. Донской фронт, февраль 1943 года


33-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.
В эти дни Гитлер отдал приказ овладеть Сталинградом не позднее 25 июля. Но темпы продвижения частей Вермахта быстро снизились, несмотря на превосходство в живой силе и военной технике. 60-80 километров от реки Чир и Цимлы до Сталинграда они преодолевали целых 2 месяца, хотя силы фашистов на этом участке превосходили наши в 6-7 раз. Этот путь они назвали «дорогой смерти», а саму 33-ю дивизию, ставшую боевым заслоном на пути фашистов к Сталинграду, — «дикой».

Задачей дивизии было измотать, обескровить противника, минировать, взрывать мосты через реки, защитить Калач-на-Дону и Клетский район, а первоначально захватить Чернышевскую (ныне Советская), где находились штабы 2-х фашистских дивизий, совершив 40-километровый марш. Эту задачу решил ударный отряд, созданный из 88-го стрелкового полка и приданных роты автоматчиков Лебедева А.С., 651-го отдельного танкового батальона, артиллерийского дивизиона и двух противотанковых батарей 59-го артполка. Во главе отряда был поставлен майор Евдокимов П.В. (сам он погиб в этом бою, а его 88-й СП фактически перестал существовать). Здесь же отличились командир роты связи 84-го СП лейтенант Григорий Чухрай, ставший после войны выдающимся кинорежиссером («Баллада о солдате»), народным артистом СССР, Лауреатом Государственной премии, и разведчик Глущенко С.А.
Бои в районе Наумова, Чистяковской, Калача-Куртлака, Манойлина, Рожковского, Калмыкова стоили дивизии очень дорого. Именно здесь 23 июля совершили подвиг 4 бронебойщика. Петр Болото, Иван Алейников, Константин Беликов и Петр Самойлов с двумя противотанковыми ружьями в районе станицы Клетской смело вступили в неравный бой с 30-ю немецкими танками и 15 из них уничтожили.

33-я ГСД стала передовым охранением 62-й армии, и свою задачу она выполнила. Сражаясь в окружении, она сумела на целых 6 суток задержать продвижение противника к Сталинграду, дав возможность всей 62-й армии укрепить свои позиции. Только 31 июля дивизии, наконец, удалось выйти из окружения и соединиться со своей армией. Героически отстаивая свои позиции, отбивая по 15-20 танковых атак в день, воины 33-й дивизии только в июльских событиях уничтожили до 20000 фашистов, подбили и сожгли более 100 танков.
О подвигах воинов дивизии рассказал корреспондент военной газеты Курченко A.M.: «За время боев (с 15.07.1942 по 30.09.1942) дивизия имела на своем счету 7 полностью разгромленных и 2 частично разбитых немецко-фашистских дивизии». Орденами и медалями за бои в Большой излучине были награждены 428 человек.

К сентябрю в дивизии осталось всего около 3-х тысяч из 12.5, 17 орудий и 13 легких танков. Но она оставалась боеспособной — продолжала сражаться в районе ж/д вокзала и на Мамаевом Кургане. Маршал Советского Союза Крылов Н.И., рассказывая о 33-й дивизии в книге «Сталинградский рубеж», вспоминает: «Десантники — народ твердый, железный. Если приказано — ни шагу назад, никакая сила их не сдвинет». Доблестным бойцам и командирам 33-й гвардейской стрелковой дивизии газета «Красная Звезда» 20 октября 1942 года посвятила целую полосу под шапкой «Законы Советской гвардии», которую подготовили редактор газеты и писатель Константин Симонов, побывавшие под Сталинградом на митинге дивизии.

Во второй половине сентября 33-ю передислоцировали под Тамбов, в Тригуляйские лагеря, откуда в середине декабря она прибыла снова на Сталинградский фронт (всего через 2.5 месяца) в составе 2-ой гвардейской армии. Она участвовала в разгроме Манштейна, Тормосинской группировки и с конца декабря начала освобождение Ростовской области.
Позднее эта дивизия штурмовала мощную Миусскую оборону врага, которая прикрывала Донбасс. После освобождения Донбасса дивизия принимала участие в форсировании Сиваша и освобождении Крыма. 10 мая 1944 года 33-я гвардейская стрелковая дивизия за освобождение Севастополя получила Благодарность Верховного Главнокомандующего, и ей было присвоено почетное наименование «Севастопольская». В наступательных боях в Восточной Пруссии (октябрь 1944 г.) дивизия первой перешла государственную границу, за что получила Благодарность от Верховного Совета 2-й гвардейской армии. За штурм Кенигсберга 33-я награждена орденом Суворова II степени.
Участия только в одном из перечисленных сражений, скажем, в Сталинградской битве, уже вполне достаточно, чтобы прославить себя в истории Великой Отечественной войны. 33-я же участвовала в 5 крупных сражениях.



Октябрь 1942 г., бои на заводе «Красный Октябрь»

Разрушенный цех завода «Красный Октябрь», 21 января 1943 г.


Находки на местах боев под Сталинградом

35-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Боевой путь этой дивизии под Сталинградом небольшой по времени и короткий по пройденному расстоянию, но он насыщен героическими подвигами, событиями, показывающими мужество и боевую стойкость Красной Армии. Храбро и самоотверженно сражались с врагом гвардейцы 35-й дивизии, защищая советскую землю.

Вот что писал о действиях 35-й гвардейской стрелковой дивизии командующий Сталинградским фронтом в то время генерал-лейтенант, а затем Маршал Советского Союза А.И. Еременко в книге «Сталинград»: «Еще 21 августа в районе Самофаловка — Широков, Лозное началось сосредоточение войск, высвобожденных путем перегруппировки и маневра, а также прибывающих из резерва Ставки. Образованная здесь группа в составе 35-й гвардейской стрелковой дивизии и 169-й танковой бригады предназначалась для контрудара по противнику с северо-запада. Командовать группой был назначен заместитель командующего Сталинградским фронтом генерал-майор К.А. Коваленко. Уже во второй половине дня 23 августа эта группа с рубежа Котлубань, Самофаловка контратаковала противника. В упорных боях 35-я гвардейская стрелковая дивизия прорвалась в район Большой Россошки, где мужественно оборонялась 87-я стрелковая дивизия 62-й армии. Гвардейцы овладели Малой Россошкой. Кровопролитные бои здесь велись с переменным успехом. Неувядаемой славой в этих боях покрыли себя воины 87-й и 35-й гвардейских стрелковых дивизий. Часто взвода и даже отделения вступали в борьбу с многократно превосходящим их противником и обращали его в бегство; были случаи, когда все защитники того или иного рубежа до последнего бойца гибли, но не оставляли позиций».
Тяжелым для всех защитников города Сталинграда, как известно, был день 23 августа 1942 года. Рано утром гитлеровское командование силами 16-й танковой, 76-й, 295-й и 384-й пехотных дивизий нанесло удар в стык 62-й армии и 4-го танкового корпуса в полосе обороны 98-й стрелковой дивизии. Прорвав оборону, восьмикилометровой лавиной противник повел наступление, стремясь выйти к Волге севернее Сталинграда. Наступление сухопутных войск фашистское командование поддерживало большими силами авиации. Ценой огромных потерь 14-й танковый корпус противника прорвался к Волге, в район поселков Рынок и Акатовка.

Прорвавшуюся группировку гитлеровцев встретили рабочие заводов — ополченцы, которые в рабочей одежде, с винтовками в руках встали на защиту родного города. Массированный огонь нанесли врагу зенитчики ПВО, прямой наводкой уничтожая танки и живую силу противника. В бой вступила 10-я дивизия НКВД. В результате этого длительного боя противник был остановлен на окраине. Сталинград оказался в сложнейшей ситуации, фактически на последних шагах до захвата города. Чтобы ликвидировать прорвавшуюся к Волге группировку врага, командование фронта во второй половине дня, 23 августа, создала в районе Самофаловка группу войск в составе 27-й и 35-й гвардейских, 298-й стрелковой дивизий, 28-го танкового корпуса и 169-й танковой бригады, во главе с генералом Коваленко.

В 18:20 23 августа в штаб 35-й гвардейской стрелковой дивизии поступил приказ командующего 62-й армией генерала А.И. Лопатина: «Противник прорвал оборону в районе хутора Вертячий. Приказываю 35-й гвардейской стрелковой дивизии во взаимодействии со 169-й танковой бригадой перейти в наступление в направлении хутора Вертячий с задачей уничтожить прорвавшегося противника».

Силами 169-й танковой бригады и 35-й гвардейской стрелковой дивизии было приказано в ночь на 24 августа отрезать прорвавшегося противника в районе Россошки и уничтожить. Первый батальон гвардии капитана Н.С. Лустина, усиленный пулеметной ротой гвардии старшего лейтенанта Рубена Ибаррури, сына Генерального секретаря Коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури, поднял гвардейцев в контратаку. В ходе этого боя части дивизии уничтожили 50 танков, 18 орудий, 3 бронемашины и около 50 автомашин противника. В этом бою Рубен Ибаррури был ранен в руку. К счастью, ранение оказалось легким, и он продолжал руководить боем. Лавина бронированных машин на предельной скорости накатывалась на роту, ведя непрерывный огонь из пушек и пулеметов. Бой был жестоким. В этот день фашисты еще пять раз пытались прорваться на участке обороны переднего отряда 35-й гвардейской дивизии. Однако все попытки оказались безуспешными. В шестом за день бою Рубен был тяжело ранен. Сержант Тимошенко И.С. вынес своего командира с поля боя. Десять дней врачи боролись за жизнь Рубена Руиса Ибаррури. Однако рана оказалась смертельной. 4 сентября 1942 г. в госпитале Средней Ахтубы скончался славный сын испанского народа.


Командующий 62-й армией В.И. Чуйков вручает гвардейское знамя командиру 39-й гв. сд С.С. Гурьеву. Сталинград, завод «Красный Октябрь», 3 января 1943 г.

Медаль «За оборону Сталинграда»

26 января 1943 года в Сталинграде соединились войска 21-й и 62-й армий Донского фронта

Флаг над освобожденным городом. Сталинград, конец января 1943 года

В результате ночного боя 24 августа 1942 года восьмикилометровый коридор, по которому противник постоянно подбрасывал подкрепления, боеприпасы и продовольствие частям 14-го танкового корпуса, был сокращен до 4 километров в ширину. И фактически движение в сторону Волги прекратилось.
В своих воспоминаниях дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Н.И. Крылов, начальник штаба 62-й армии в период Сталинградской битвы, пишет: «А бойцы 35-й гвардейской запомнились мне такими, какими увидел их той ночью. Даже покрытые степной пылью, только что вышедшие из боя, они выглядели щеголевато. На оставленных им голубых петлицах поблескивали серебристые «птички», на поясных ремнях — десантные ножи со светлыми рукоятками. У каждого значок парашютиста... Их готовили к борьбе в тылу врага, к ближайшему бою в самых необычных и неожиданных условиях, к большой самостоятельности, к дерзким действиям мелкими группами и в одиночку. И все это понадобилось, все пригодилось потом в Сталинграде!»

С 24 августа по 1 сентября 35-я гвардейская дивизия совместно с другими частями Красной Армии не давала возможности подвести подкрепления в живой силе и боеприпасах противнику, стоявшему у Волги. За десять дней боев дивизия отразила множество ожесточенных атак противника, нанесла ему большой урон в живой силе и технике, но и сама потеряла около 8 тысяч бойцов убитыми, ранеными и пропавшими без вести — более двух третей своего состава.

Особенно тяжелые бои 35-я дивизия вела в районе Верхней Ельшанки с 1 по 8 сентября 1942 года. 1 сентября она получила приказ занять оборону в районах станции Воропоново, поселков Песчанка и Верхняя Ельшанка. Семь суток дивизия отражала атаки во много раз превосходящего по силе противника; не смыкая глаз, с галетой в кармане, с несколькими глотками воды шли в бой гвардейцы. Наблюдательный пункт (НП) 35-ой дивизии находился в 300 метрах от Радиоцентра. Отсюда была видна вся панорама боя до поселков Песчанка и Воропоново.
Утром 8 сентября 1942 года с командного пункта 35-й гвардейской дивизии донесли, что она ведет тяжелый бой, отражая массированные танковые атаки и подвергаясь сильным ударам с воздуха. Десантники Глазкова стояли насмерть. Враг нес большие потери. В телеграмме командования 62-й армии, адресованной генералу Глазкову, говорилось: «Военный совет восхищен действиями дивизии. Представьте материал к награждению отличившихся».
В 13 часов 8 сентября 1942 года советская авиация наносила мощные удары по скоплению противника, готовившегося к очередной атаке, но силы были неравны: фашистам удалось прорваться к наблюдательному пункту 35 гвардейской стрелковой дивизии.

Бой за командный пункт дивизии шел уже пятый час, связь со штабом оборвалась. К 17 часам положение на командном пункте дивизии стало критическим. Генерал Глазков В.А. организовал контратаку оставшимися силами разведчиков, саперов, комендантского взвода, медсанбата, штабных и, возглавив, повел их в решающий бой. Никто не знал, что 30 минут назад генерал связался со штабом и попросил по его приказу открыть огонь из гвардейских минометов по высоте 143,3. Огонь «Катюш» уничтожил немецкие танки, живую силу, а остальные фашисты отступили в район Песчанки.
Генерал во время контратаки был ранен в бедро правой ноги. Помощь ему оказала медсестра Проворова Любовь Петровна. Во время перемещения раненого Глазкова генерал получил второе ранение в правое подреберье. Саперы и разведчики на плащ-палатке быстро отнесли генерала к машине и уложили его на заднем сидении. Когда машина прошла 300 метров, начался очередной артналет, одна из мин попала в нее. Автомобиль получил более 40 пробоин и вспыхнул. Гвардейцы успели вынести генерала, но вновь последовал минометный налет. От смертоносных осколков погибли генерал В.А. Глазков и сопровождающие его бойцы. Другие разведчики-гвардейцы и сапер Г.К. Мухальченко бросились к генералу, положили его на плащ-палатку и понесли. Одни несли, другие отбивались от наседавших автоматчиков. Когда донесли тело генерала в расположение (балку) 10-й дивизии НКВД, была выделена автомашина. На ней переправили тело генерала Глазкова и на левом берегу реки Волги похоронили на хуторе Бурковский в расположении штаба тыла 62-й армии. В бою 8 сентября 1942 года погиб и начальник политотдела дивизии батальонный комиссар И.Д. Полянский. Командование принял начальник штаба 35-й гвардейской стрелковой дивизии полковник Василий Павлович Дубянский.
К 8 сентября личный состав дивизии потерял много солдат и офицеров, в живых осталось около 600 человек, остальные бойцы были ранены и убиты. В тот же день фашисты заняли поселок Верхняя Ельшанка, а остатки гвардейской дивизии отошли по Купоросной балке, дошли до поселка Купоросный и заняли там оборону, а затем отошли к Элеватору и реке Царице.

Элеватор — самое высокое здание в Сталинграде. Он виден и с Мамаева Кургана, и от памятника чекистам, и из других мест города. Стены элеватора с окружающими его постройками хранят следы, напоминающие о смертельных схватках советских воинов с гитлеровскими захватчиками. Здание элеватора несколько раз переходило из рук в руки. Командир 35-й гв. СД полковник В.П. Дубянский докладывал в штаб 62-й армии: «… части дивизии имеют потери более 70%, командный и политический состав выбыл на 90%… Прошу оказать реальную помощь для выполнения поставленной задачи…, обеспечить боеприпасами, продовольствием…. Личный состав двое суток не имеет питание».
Противник яростными атаками стремился любой ценой овладеть элеватором, но пока не последовал приказ отойти — гвардейцы удерживали его. Последним рубежом ожесточенных боев дивизии была река Царица. 25 сентября гвардейцев сменила 92-я морская бригада. После боев бойцы 35-й гвардейской стрелковой дивизии мелкими группами вышли с боями в район переправы через Волгу на набережной. От 10 800 бойцов и командиров 35-й гвардейской стрелковой дивизии осталось 60 человек, но подразделение со своей задачей справилось и сохранило знамя.

Только за месяц Сталинградских боев части 35-й гвардейской стрелковой дивизии уничтожили 270 танков, около 70 бронемашин, свыше 110 орудий, 60 минометов, более 300 пулеметов, 20 самолетов противника. За боевые действия под Сталинградом дивизия была награждена орденом «Красного Знамени».

4 сентября 1942 года газета «Красная Звезда» в передовой статье сообщила: «В боях за Сталинград многие части Красной Армии проявляют выдающийся героизм и стойкость. Примером может быть гвардейская дивизия, которой командует генерал-майор Глазков и стрелковая дивизия под командованием полковника Людникова». Евгений Долматовский, бывавший в дивизии в Сталинграде, отмечал героизм глазковцев, их бесстрашие и даже бесшабашность. «Это были в основном парни воздушно-десантных бригад, — писал он, — не раз участвовавших в самых отчаянных операциях и в тылу противника, и на сложнейших участках фронта. Они заслонили собой Сталинград, и мало осталось в живых тех, кто мог бы написать об их подвиге».


Плененные под Сталинградом немецкие солдаты. На заднем плане — большое здание элеватора. Февраль 1943 года

Братская могила воинов 62-й армии на Мамаевом кургане

36-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Под Сталинград дивизия прибыла 11 августа и была направлена в состав 57-й армии генерала Ф.И. Толбухина для защиты южных рубежей обороны. В тот же день двум полкам дивизии предписывалось составить резерв армии, а 108-му полку занять оборону в межозерном дефиле Сарпа — Цаца — Барманцак и не допустить прорыва противника на Райгородок.
20 августа немецкий танковый корпус перешел в наступление по всей линии обороны 57-й армии. В этот день воины 36-й гвардейской дивизии приняли свой первый бой на сталинградской земле — и выстояли. В конце августа — начале сентября основные силы дивизии, переведенные в состав 64-й армии, сражались на реке Червленной. Четыре дня удерживали свои позиции гвардейцы. Здесь отличились лейтенант Ф. Седых, политрук Н. Тимошенко, лейтенант Л. Южаков, а заместитель командира отделения К. Амиров был награжден медалью «За отвагу».

В середине сентября разгорелись бои на стыке войск 62-й и 64-й армий. Немецким войскам удалось пробиться к Волге по балке Купоросной и разъединить советские армии. В ночь на 15 сентября командующий 64-й армией М.С. Шумилов бросает сюда 36-ю дивизию и другие части, чтобы восстановить положение. Три дня продолжаются бои в районе Ельшанка — Купоросное — Лысая гора. К сожалению, этого сделать не удалось, но по всему фронту 64-й армии немецко-фашистские войска не имели уже заметных тактических успехов. Германское командование бросает свои основные силы на центр города, который удерживала 62-я армия. В дальнейшем одной из задач армии было максимально отвлекать на себя силы противника, чтобы ослабить его давление на позиции своего правого соседа.

2 октября силами четырех дивизий, в том числе и 36-й, 64-й армия предприняла удар в направлении на Песчанку. Противник был отброшен на полтора-два километра. В двадцатых числах октября силами 64-й армии велись бои на этом направлении уже не только для того, чтобы помочь 62-й армии, но и с тактической точки зрения подготовить позиции для контрнаступления.
Перед контрнаступлением советских войск 36-я дивизия была вновь переведена в состав 57-й армии. Утром 20 ноября началась артиллерийская канонада, и через некоторое время части армии перешли в наступление. С другими частями армии 36-я дивизия прорывала позиции румынских частей в направлении все той же речки Червленной. После соединения войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов 23 ноября 1942 года немецко-фашистские войска оказались в окружении. 57-я армия вела бои по сужению внутреннего кольца окружения. Но эта задача оказалась очень сложной в силу не предвиденного советским командованием огромного количества окруженных сил немецких войск и их союзников.

После подготовки операции «Кольцо» части Донского фронта 10 января 1943 года перешли в решительное наступление с целью окончательно сломить сопротивление и разгромить противника.
36-я дивизия располагалась на стыке 57-й и 64-й армий и в зависимости от тактической обстановки передавалась из одного подчинения в другое. Она находилась в первом эшелоне 64-й армии с задачей наступления в направлении Цыбенко — Песчанка. Каждый километр продвижения сопровождался тяжелыми боями. В первые дни наступления вместе с 204-й дивизией 36-я гвардейская штурмовала опорный пункт — высота 111,6. 23 января удалось овладеть поселком Песчанка, после чего дивизии 64-й армии устремились непосредственно к городу. Ведутся бои за станцию Садовую, Верхнюю Ельшанку, Купоросное. М.С. Шумилов принимает решение передовым частям армии, в том числе и 36-й дивизии, наступать в северном направлении, имея задачу выйти к центру Сталинграда и соединиться с 62-й армией. Продвинувшись через Дар-гору, 36-я с другими соединениями армии штурмовала элеватор, который в сентябрьские дни стал символом мужества и героизма советских солдат.

В завершающих боях отличился гвардии старший лейтенант В.Х. Бабич, отмеченный орденом Красной Звезды еще за летние бои. Вместе с группой разведчиков 36-й дивизии Бабич внезапно появлялся в расположении противника и наводил там панику. У станции Садовой его группа захватила более 300 пленных, а в боях за элеватор он первым вышел к берегу Волги в этом районе. Последний бой в Сталинградской битве 36-я гвардейская дивизия закончила в районе вокзала Сталинград-I.




Находки на местах боев под Сталинградом: парашютные знаки, знак Гвардия, нож разведчика (НР-40 — личное оружие война-десантника)...

37-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Дивизия была сформирована на базе управления и части личного состава 1-го воздушно-десантного корпуса в Люберцах 2 августа 1942 года. В составе действующей армии дивизия воевала с 16 августа 1942 года по 27 декабря 1942 года и с 15 февраля 1943 года по 9 мая 1945 года.
В ночь на 14 августа 1942 года 37-я дивизия разгрузилась на станции Иловля, с задачей занять оборонительные позиции в излучине Дона, районе хуторов Трехостровская, Хлебная и Зимовейская, однако закрепиться не успела, отошла непосредственно к правому берегу реки и держала оборону там, сорвав попытки врага с ходу форсировать Дон. 17 августа дивизия отошла за Дон под сильным обстрелом, вернее, за Дон и на остров Быстрые Протоки на реке. Держала там оборону вплоть до 16 сентября, предприняла наступление с форсированием реки, закрепилась на небольшом плацдарме.
28 сентября 1942 года потрепанная в боях дивизия передала оборону 24-й стрелковой дивизии и 22-й стрелковой бригаде, маршем выступила в Сталинград, переправилась через Волгу в сорока километрах севернее Сталинграда, в районе села Дубовки, а затем прибыла в хутор Цыганская Заря, в нескольких километрах восточнее Сталинграда.

30 сентября 1942 года 37-я гвардейская стрелковая дивизия была передана 62-й армии генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова Сталинградского фронта. На следующий день генерал Чуйков поставил дивизии боевую задачу: занять и прочно оборонять рубеж западнее Сталинградского тракторного завода от устья реки Орловки до Силиката.

В ночь на 3 октября 109-й и 114-й полки начали переправляться через Волгу, вначале на катерах и баржах на остров Зайцевский, а потом по штурмовому мостику в город. Переправа все время была под обстрелом. Чтобы выйти на свои участки обороны, частям предстояло разгромить фашистов, захвативших днем 2 октября указанный рубеж. 109-й полк стремительной атакой отбросил гитлеровцев и вышел к реке Мокрая Мечетка. В тяжелом положении оказался 114-й полк. Его неожиданно атаковали крупные силы пехоты и танков врага. Произошло ночное встречное сражение в городе. Это был редкий случай, так как немцы не любили ночного боя и ночью почти не наступали. С утра 4 октября бой разгорелся с новой силой. В тот день только вражеская авиация совершила более 700 самолето-вылетов, сбросив на позиции гвардейцев до 10 тысяч бомб. Однако полк, получив подкрепление, внезапно с флангов атаковал противника и решил успех боя в свою пользу. Гитлеровцы были выбиты с Бакунинской, Верхней и Нижней Удинских улиц. Далее ожесточенные бои шли каждый день и каждую ночь. Батальоны, оборонявшие Шестиугольный квартал, понесли большие потери. Этот квартал десятки раз переходил из рук в руки. Генерал Жолудев постоянно находился на командных пунктах полков и батальонов своей дивизии.

О напряженности боев, которые вела дивизия, свидетельствует следующий факт из воспоминаний хирурга дивизии М.Ф. Гулякина: «Начиная с 3 и особенно с 4 октября поток раненых резко увеличился, и с тех пор он редко был меньше двухсот человек в сутки. Чаще же число наших пациентов приближалось к тремстам, а в период боев с 10 по 15 октября и в начале ноября доходило до четырехсот и более человек».
7 октября 1942 года после полуторачасовой артиллерийской и авиационной подготовки немецко-фашистские войска в 11:30 перешли в наступление. Батальоны капитанов П.К. Бабака, И.С. Ткаченко, Н.В. Барбенко в упор расстреливали гитлеровцев. Укрепившись в развалинах домов, гвардейцы сражались до последней капли крови. К вечеру ценой огромных потерь противнику удалось захватить Шестиугольный квартал и выйти к Стахановскому проспекту. Жолудев с группой штабных офицеров направился в 114-й полк. Побывав в батальонах и разобравшись в обстановке, он организовал ночную атаку. К ней по приказу комдива были привлечены разведывательная рота дивизии и рота автоматчиков соседнего 118-го полка. Атака прошла успешно, и шестигранник был освобожден. Правда, через день после тяжелых боев гитлеровцам снова удалось его захватить. Затем последовали новые, еще более ожесточенные бои. Вместе с советскими воинами сражались в эти дни рабочие сталинградских заводов. В состав 37-й гвардейской дивизии влились 250 рабочих СТЗ.

В ходе боев за Сталинград генерал В.И. Чуйков, командовавший 62-й армией, удерживавшей город, особенно отличил десантников 37-й дивизии генерала В.Г. Жолудева: «...Молодые, рослые, здоровые, многие одеты в форму десантников, с кинжалами и финками на поясах. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой. Штурмовали группами. Ворвавшись в дома и подвалы, пускали в ход ножи и финки. Отступления они не знали, в окружении дрались до последнего». Стоит отметить, что перебрасывали через себя в буквальном смысле и не просто так — раненых, оглушенных и дезориентированных солдат противника добивала вторая цепь, а первая очень быстро переходила ко второй цепи противника, вводя ее в замешательство и буквально опрокидывая столь молниеносной атакой. Такой прием впоследствии стали называть «десантной молотилкой». Позже в таких атаках десантники часто действовали совместно с морской пехотой.

14 октября 1942 года оказался критическим днем для участка, обороняемого дивизией Жолудева. 6-я армия начала наступление, используя более тысячи самолетов 4-го воздушного флота Люфтваффе. Сосредоточив на фронте около 4 километров три пехотных и две танковых дивизии, германское командование бросило их в наступление, нанося главный удар в общем направлении на тракторный завод и завод «Баррикады». В 8 часов утра артиллерия и минометы противника открыли ураганный огонь по нашим позициям. И почти одновременно к переднему краю выдвинулись танки и штурмовые орудия и стали прямой наводкой стрелять по нашим огневым точкам. В это же время вражеская авиация начала с воздуха обрабатывать этот небольшой клочок земли. Возникли очаги крупных пожаров и массовых разрушений. Около двух часов продолжалась страшная огневая подготовка. От тысяч рвущихся бомб, снарядов и мин дрожала земля, кругом все гудело, стонало, рвалось, клубы дыма, гари, пыли заволокли небо. Прервалась проводная связь. И тогда Жолудев приказал командиру роты связи старшему лейтенанту А.Д. Листровому перейти на радио.
Казалось, никто и ничто в этом смерче не уцелеет. Но как только в атаку пошли пехота и танки противника, их встретил меткий огонь наших воинов. Борьба на тракторном заводе разгорелась с исключительной силой. Бои шли за каждый цех, дом, этаж и лестничную площадку. Немецкие танки со скрежетом заползали на груды обломков, пробивались через разрушенные цеха, в упор расстреливая заводские дворы и узкие улочки. Множество танков было подбито, еще больше подорвалось на минах. Первая атака фашистов захлебнулась. Они потеряли более 30 танков и много пехоты. Однако, введя новые силы, гитлеровцы снова бросились вперед. И снова разгорелся жестокий бой. Трех бойцов 114-го гвардейского стрелкового полка 37-й дивизии атаковали шесть немецких танков. Холодюк, Мотин и Усачев расстреливали их из противотанковых ружей, подбивали связками гранат и ценой своих жизней уничтожили танки противника. Лейтенант Гончар с четырьмя бойцами и всего одним трофейным пулеметом отразили несколько яростных атак частей Вермахта. Героизм советских солдат принимал массовый характер.

В эти горячие минуты Жолудев твердо и очень умело управлял действиями частей и подразделений дивизии. В штаб все чаще стали поступать тревожные донесения: комиссар третьего батальона капитан Н.И. Волостнов с воинами девятой роты ведет бой в окружении; шестая рота старшего лейтенанта И.Н. Иванова, уничтожив до батальона вражеской пехоты, вся погибла; противотанковая батарея старшего лейтенанта А.В. Каплана уничтожила 12 бронированных машин, в ней осталось одно орудие; КП 109-го гвардейского полка окружен в Доме профессуры, офицеры штаба капитан С.П. Ефанов, старший лейтенант М.М. Хасин и лейтенант Н.А. Сидоров ведут бой в подъездах.
В середине дня 30 пикирующих бомбардировщиков противника стали наносить удар по КП дивизии, размещавшемуся в овраге за тракторным заводом. Генерал В.Г. Жолудев, полковой комиссар П.В. Щербина, майор И.К. Брушко, капитаны М.И. Колгушкин, С.3. Фукс и другие были завалены в блиндажах. Только через час туда дали воздух, просунув трубу, а потом откопали всех. Генерал Жолудев был контужен.

К вечеру 14 октября немецко-фашистские части ворвались на территорию тракторного завода, а затем, углубляя прорыв, ударными группами вышли к Волге на фронте около 2.5 км. Положение войск 62-й армии стало еще более трудным. Ее правый фланг был отрезан от основных сил севернее реки Мокрая Мечетка, в разрушенных цехах тракторного завода были окружены остатки 37-й гвардейской стрелковой дивизии.
Из записей штаба 62-й армии за 14.10.1942:

8:00 — немцы открыли артиллерийский огонь, бомбят наш передний край.
9:00 — танки противника у стен СТЗ, горят 10 танков.
10:00 — 109-й гвардейский полк смят танками и пехотой.
10:00 — связь с 114-м гвардейским полком прервана.
11:15 — противник захватил стадион СТЗ. Наши отрезанные части (118-й полк) ведут бой в окружении.
12:20 — из поселка СТЗ получена радиограмма бойцов 37-й: окружены. Патроны и вода есть. Не сдаемся. Умираем.
12:30 — командный пункт 37-й бомбят. Генерал Жолудев завален в блиндаже. Воздух подаем через трубы.
15:25 — охрана штаба 62-й армии вступила в бой с прорвавшимися автоматчиками врага.
16:30 — около 100 танков прорвались на территорию СТЗ через позиции 118-го гвардейского полка.
16:35 — радиограмма из штаба 114-го полка: командир полка вызывает огонь артиллерии на себя. Его КП окружен автоматчиками врага.
21:00 — группа гвардейцев 37-й продолжает бой в цехах завода, радируют: «Не сдадимся. За Родину умрем!»

Целую неделю шла жестокая борьба в цехах тракторного завода. Там сражались с группами бойцов и рабочих офицеры А.Г. Морозов, Т.Т. Баланчук, Г.М. Харахашян, А.П. Полубок и другие. В этих боях героическая 37-я гвардейская дивизия генерала Жолудева почти вся погибла, но выполнила боевую задачу. Ни один боец не оставил своих позиций. За две недели боев дивизия уничтожила 1602 солдата и офицера врага, 26 танков, много другой боевой техники. В Сталинграде Жолудев был ранен еще раз.

Командующий 62-й армией В.И. Чуйков уже после войны вспоминал: «Вот перед моими глазами как бы вновь поднимаются и идут в бой полки 37-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Виктор Жолудев... Горела земля, лопались камни, плавилось железо, а воины-комсомольцы 37-й продолжали сражаться. Таких богатырей духа еще не знала ни одна армия мира. Дивизия Жолудева почти вся погибла, но никто не скажет, что ее бойцы не выполнили задачи. Ни один из них не оставил своих позиций. Они падали головой на запад, глядя вперед, вероятно, видя то, что суждено видеть сегодня!»
В середине ноября 1942 года дивизия официально передала свою полосу обороны другому соединению и была выведена на левый берег Волги, оставив в Сталинграде лишь сводный отряд на базе 118-го гвардейского полка (переданного в состав 138-й дивизии), через несколько дней и сводный отряд из-за больших потерь был выведен из боя. Другими словами, дивизия в боях в районе Сталинградского тракторного завода погибла практически полностью, остатки соединения были сведены в отряд, который тоже почти полностью был уничтожен. Потери дивизии составили 95% от личного состава, но потери немецких войск в результате ее действий были многократно больше. Согласно директиве Ставки ВГК командующему войсками Сталинградского фронта о выводе соединений в резерв ВГК от 22 декабря 1942 года НКО приказал к 27 декабря 1942 года вывести дивизию из состава Сталинградского фронта в резерв Ставки ВГК. Дивизия по плану должна была быть погружена на станции Заплавная с 18:00 25 декабря 1942 года и эшелоном направлена в Балашов, однако отбыла только 31 декабря 1942 года.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Удержание Сталинграда было необходимо для Советского Союза по нескольким причинам. Сталинград — центр устойчивости и узел связности центрального участка советско-германского фронта. Как речной порт Сталинград обеспечивал возможность базирования речной флотилии, каковая при его захвате была бы немцами сформирована достаточно быстро. В этом случае Волга не могла бы более являться центральной транспортной артерией СССР. Да и просто выход к Волге на участке в несколько десятков километров (а не нескольких сотен метров) уже создавал практически непреодолимые препятствия для судоходства. Ведь если участок русла, простреливаемый немцами, был бы длиннее, чем речное судно может преодолеть за темное время суток — проход судов по Волге стал бы невозможен. О моральном значении Сталинграда уже говорилось, но упомянем еще тот факт, что именно оборона Царицына (позднее переименованного в Сталинград) в 1919 году под руководством И.В. Сталина была одним из переломных моментов Гражданской войны. И это придавало Сталинграду дополнительную значимость.
Следует помнить, что переформирование десантных дивизий в стрелковые было вызвано требованиями обстановки и имело положительный эффект. Так, оснащение по штатам стрелковых дивизий обеспечило наличие в штате нормальной дивизионной артиллерии, увеличение количества ПТР, станковых пулеметов и минометов, более многочисленные и оснащенные (автотранспортом, в частности) тыловые структуры. Все это привело к возрастанию боевых возможностей дивизии, ее огневой мощи и устойчивости. При этом высокая личная боевая выучка воинов-десантников, их подготовленность к действиям в составе малых групп и в одиночку, умение пользоваться трофейным оружием, инициативность, напористость, решительность — никуда не делись. Именно в Сталинграде, где наши части перемешались с частями противника, а использование артиллерии, танков, авиации было вследствие этого затруднено, подготовка десантников давала нашим бойцам решающее преимущество, обеспечивала победу над превосходящими силами противника, была залогом успешного решения самых сложных задач.
Таким образом, семьдесят лет назад и десантники, и другие воины Советской Армии полностью выполнили свою задачу — отбили врага, нанеся ему многократно превосходящий их собственные потери урон. Благодаря их мужеству, героизму и стойкости Советский Союз добился перелома в Великой Отечественной войне. Именно в Сталинграде был начат путь на Берлин.


Сейчас многие люди пытаются заработать в Интернете. Для этого создают сайты, ищут уникальное наполнение.
Для вебмастеров разработан онлайн помощник SeoBuilder. SeoBuilder это онлайн генерация уникального текста и онлайн синонимайзер. Также вам пригодится проверка уникальности текстов и поддержка морфологии при создании текстов.

Другие материалы рубрики


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5